Дневной тариф — 2 кальяна по цене одного!!!

Привет друзья! 3 новости от «Третьего места»:
1. Теперь у нас все табаки по одной цене 800 рублей за кальян на чаше.
2. По многочисленным просьба мы поставили игровые приставки PlayStation 3 и PlayStation 4.
3. С 14 до 17 00 на кальян действует дневной тариф — заказать 2 кальяна можно всего за 800 рублей!!!

Ждем Вас на Потниковом переулке 10

89998594103

Часть беседы с основателем ресторана Море внутри о кальянах

— Если, когда тебе позвонят, выключится…

— Ну, короче, опыт Моря, его наложить на Кальянную не получится

— Хорошо…

— Ну, положи…

— Опыт Моря. его сложно проецировать на себя.

— Но в какие-то может быть… фишки по крайней мере. Ты сейчас вот мысли сказал по поводу целевой аудитории, которая бюджетная, и она сейчас сразу немного беспокоиться, потому что на эту скидку флаера 650 приходят люди, которые оставляют 650 руб, и там на чай 100 руб. даже не оставляют. Я сначала думал, пипец, куда я там с этой акции сейчас иду, что я, кого сюда веду?

— А на чай вообще люди не всегда оставляют.

— Ну да, у нас очень редко, не всегда, очень редко.

— Потом оставляют на чай и месту, официанту, людям, конкретному человеку.

— Ну да, в формате, если да.

— У меня был такой официант, Дима. Люди приходили: «Дима сегодня работает?» Люди у меня: «А когда Дима будет? Завтра? Ну мы тогда завтра зайдем». Вот так.

— Красавчик.

— Да, как бы на людях очень много , а он просто официант.

— Я думаю, что, наверное, 50%, может быть больше даже от людей зависит, которые внутри.

— Мы делали, знаешь, такие вещи, которые в ресторанном бизнесе очень спорные. Набрали на позиции официантов, людей без опыта работы официантами , но которым просто интересно побыть там официантом месяц-полтора.

— Попробовать себя.

— Просто как бы команду. Но это были какие-то интересные люди, понимаешь, что просто так человек не пойдет по фану работать официантом . Это люди, которые любят людей, любит общение , и у нас там проседала Скорость обслуживания, потому что они не профессионалы, но это давало очень классный эффект: люди приходили и чувствовали себя не в кафе, они чувствовали себя вообще таком странном месте, как бы и не дома, но как бы им рады. То есть это как не дом, не квартира, но это и не кафе. И такая тонкая штука, я не знаю как ее скопировать, скопировать невозможно. Она еще получилась за счёт того, что мы когда кафе строили, привлекали и ещё большой круг друзей, знакомых, к его подготовке. Грубо говоря, я зову друзей, приходили друзья, и там, друг красил ножку стола в одном месте, то есть может быть больше помешал чем помог.

— Но чувствовался вклад, сопричастность в развитии этого места.

— Чувствовалось сопричастность, и он приходил, сидел на этом столе, знал, что он это покрасил, и это очень круто, а кто-то реально помог, там были люди, которые реально сделали вещи, которые стоят каких-то безумных денег, если делать за деньги. Они сделали, просто потому что им классно было. Я потом столкнулся с тем, что я, когда уже как просто делал какие-то вещи за деньги, но уже когда всё работало, они делали хуже, в первое время на этой волне, когда мы делали просто как типа, просто ради того, чтобы помочь. Потом этот дух- его очень сложно сохранять, но он сохранялся , и дальше проект существовал 2 года, а потом у него был перерыв большой, потому что надо крышу, а нельзя было открыть, потому что там спорная территория с точки зрения аренды. Да, она была не особо…

— Я знаю это место, я хотел зайти как хостел, я смотрел документы, за него судились, да? Кажется. Потом снесли эту тему вообще.

— Сейчас всё с ней, снесли, да, потому что слишком много желающих, пока крыша не использовалась, она никому не была нужна, когда мы начали использовать, все вдруг поняли, что кассы — это по сути квадратные метры. Но это же была просто крыша, никому не нужная, и там за неё много желающих решились, которые как бы это их собственность. Соседние здания, но я не вникал. Если стало опасно открываться, потому что арендаторы там в данном случае им сказали, знаете, как бы до свидания. Как бы вы ничего не решаете. И была пауза большая. Когда мы в Сокольниках открыли, у нас задача была как бы напомнить людям о том, что мы открылись, что море снова открылась, потому что люди были, которые ждали.

-2 года.

-До 3 года.

-3 года. А сколько на первой точке вы работали?

-Одно лето и второе лето.

-2 сезона.

-2 сезона.

— 2 сезон новые отработали, за 2 года какую-то аудиторию собрали, и…

Но мы большую. Нас по телеку показывали, по низким каналам, просто мы повесили гамаки. Какие-то вещи, вот ты сейчас их сделаешь, и они уже будут банальные. А тогда они были новые. Мы повесили гамаки, когда ни у кого не было гамаков в кафе. Мы сделали такое блюдо «Волшебная тарелка». Она стоила 700 руб., как сейчас помню, ты говоришь «Волшебная тарелка», и повар тебе что-то готовит просто на большой тарелке. Что-то, ты не знаешь что.

— По-разному, разная, да?

— Ну что хочешь, то и готовит. То есть ты говоришь волшебную тарелку, это значит, что повар, то и приготовит тебе. Было такое блюдо. То есть вообще на усмотрение повара. Ну, ты мог уточнить, я вегетарианец, я мясо не ем. Но у нас мясоа не было. В море не было мясоа, и сейчас нет. Там только рыба. Поэтому это воздушная такая аудитория, это нравится очень. Это так по сути было вегетарианское кафе. Никто его не называл вегетарианским. То есть не было вот этого, знаешь, мы вегетарианское кафе.

— Меня бы это оттолкнуло.

— Обычное кафе, просто в меню нет мяса. Ну, нет у нас, почему у вас нет мяса? Ну, нету, какое вам дело? Нет и нет, и всё. Никто это никак не объяснял, что мы там борцы за что-то, просто оно туда не вписывалось. Вот в таргер мясо вписывалось. Если там с кухней.

— Но с кухней тяжело, ты же знаешь.

— Не ну я в принципе…

— Курение в общественных местах запрещено, если есть точка общепита, то это как бы общественное место. Я ещё не вник, как это делают другие.

— Наверное они заказывают еду готовую, типа они не сами готовили.

— Ну, может быть, там, в формате сэндвичей, уже запакованных бутербродов.

— Ты сам уже сделай второе юрлицо, и сам же сделать эти сэндвичи, просто не здесь, а в другом месте.

— В соседней комнате, будешь сам доставку заказывать.

— Ну, желательно разные договора аренды на эти комнаты на разные юридические лица

— Ну или в субаренду сдать.

— Но это выяснишь, я таких тонкостей не знаю, мне вообще сложно понять. Вот смотри, есть допустим место, классная кафешка. Есть кальян. Они берут чем, они берут в хорошем внутренним видом, ремонтом, и они как правило выше среднего по ценам и вообще по классу, то есть ты в такое место можешь взять девушку, она будет в вечернем платье , и это будет норм. Ну там в чайхану ту же самую, и теперь сюда в вечернем платье не зайдёшь.

— Ну да не зайдешь, формат не тот.

— То есть можно по приколу зайти, я сначала с ней схожу в классное место, потом сюда.

— Расслабиться

— Так можно, но в целом как бы не то.

— И там кальян, он как бы идет довеском, потому что… Ты вдавался вообще в историю, что такое кальян? Понимаешь что это? Ты Фрейда не читал? Не читал, наверное, ты Фрейда. Вот смотри, когда появились кальяны в России? 2005-2006 год.

— Такой бум был кальянный, первая волна бума.

— А почему они появились? Не задавался этим вопросом?

— Ты знаешь, мне кажется что в это время, когда у нас активно рос средний класс, они стали ездить за границу, и там Египет, Турция, и такие все страны, они увидели там это, попробовали. Класс. Давайте привезем, и сделаем это у нас здесь, и когда это стало модно, тогда то стали ставить.

— Да, но, ты не против, мы немножко поговорим на эту тему.

— Пожалуйста.

— Но только ты и я тебе скажу такие вещи, ты их на свой счёт не бери, но они есть, они существуют, тебе как предпринимателю, поскольку ты в этом работаешь, это может помочь потому что, смотри, что произошло. Если взять азиатские страны, где курят кальян? Египет, Турция. Это страны Третьего Мира. Если взять Арабские Эмираты, тоже Азия. В Арабских Эмиратах люди живут, арабы живут очень хорошо. Нельзя сравнить араб и турка. То есть турок живет на 10 долларов в день, араб живет на 10 долларов минуту. Ну в Арабских Эмиратах каждому мальчику кладится около миллиона долларов при рождении на счет, и там в принципе нет бедных людей. Весь обслуживающий персонал в Арабских Эмиратах — это люди из других стран. Арабские Эмираты живут за счёт нефти. Но в России нам нефть как бы и не достается просто, а там она достается, там шейху достается, но как бы и людям достается. Но арабы не курят кальян.

 

— Через какое-то время это дало результат, то есть меня находят люди через блог, то есть они находят, мне пишут буквально сейчас. Буквально вот сейчас две заявки на франшизе висят, они висят через то, что я отвечаю делюсь опытом. Где-то они видели видеоролики в школе хостельеров. Я ещё спрашиваю, как вы меня нашли? Другие вбухивают в рекламу, фигачат, через брокеров продаются, через порталы, которые продают франшизы. Мне говорят: «Слушай мы там читали либо видели, и то, что ты говоришь, оно к земле близко, мы чувствуем, что есть ценность и реальность того, что ты говоришь».

— Если ты хочешь от этого какую-то ценность, пользу, то есть ты записываешь, я тебе советую, вот ты запишешь, да, наш диалог, то не вбухивать его весь в блог.

— Я его отредактирую текстом.

— Даже лучше не так сделай. Я бы сделал по-другому на твоём месте: я бы взял этот весь диалог и не вбухивал бы его весь сразу, а растянул бы это на какой-то срок. То есть ты берёшь одну мысль из этого диалога, то что ты там наговорил минуту, из этой мысли делаешь текст, неважно, моя она или твоя. Через например 3 дня ты берёшь другую мысль и из неё делаешь текст. Тогда как бы это даст тебе эффект стратегический на долгое время. А если ты просто наш разговор вбухнешь, его там прочитают, поставят тебе 20 лайков или там 50, но это тебе не даст тебе этого эффекта который ты можешь получить, если ты сделаешь по-другому. Но это моё видение. То есть мне когда классная мысль приходит, я раньше тоже был таким, ну… Я очень любил свои мысли прямо тут же выложить в сеть, прям накидать, накидать, накидать, но в соцсетях, как бы, если ты говоришь что-то о себе, о своих инсайдах или просто слов, о своих открытиях, то это как бы не очень работает. Людям в соцсетях приятно читать не о тебе…

— О том, что я могу получить.

— О том, что их волнует.

— Конечно.

— Поэтому это как бы неинтересно, это бывает классное открытие, ты делаешь классный пост, тебе он нравится, а ты смотришь — там 7 лайков. Ну потому что ты никому не интересен, ты не Путин, не Марлен Дитрих, кому ты нужен?

— Я не публикую сразу, потому как я это сделал. Я сразу не публикую! У меня есть в Evernote куча тем забитых, которые я тезисно записал, но они там лежат и ещё оседают. Что-то я беру, а что-то не беру. Я сейчас не публикую, меньше публикую ВКонтакте, публикую… У меня блог есть на WordPress есть. И очень удивительно для меня, это просто поразительнО! Я рассказываю то, что я делаю, что получается или не получается, не украшая это какой-то там розовый историей или там — что например всё классно!

— То есть, ты ведёшь блог о том, как я делаю этот бизнес.

— Просто, например, я делаю это, у меня это получается, либо не получается, какие-то результаты. Как делать с моей точки зрения можно, правильно. И я удивляюсь, люди читают, они мне пишут.

— Ты тогда возьми какую-то мысль мою, ее сделай на практике, потом об этом напиши…

— Конечно, конечно.

— Это будет намного лучше работать.

— Это естественно… Естественно. Вот, например, пришёл Дастан, парень который сюда зашел, он сказал тебе: «Можно, Денис?» То есть это промоутер, у меня промоутеров работало уже, наверное… Сколько мы здесь активно, 2 недели? Но я их уже штук 10 отсмотрел, опробовал 5. Пока этот лучший, его конверсия – он может 3 человека в час привести, а иногда нет, и он мне стоит, по факту, приведённый клиент стоит дороже, чем этот промоутер. То есть чуть-чуть

— Я знаю, я брал промоутера.

— В итоге это получается выгодно. Да, потому что это они второй раз могут прийти, от них ещё могут люди прийти. Здесь есть смысл переплачивать.

— У меня также было.

— Хотя, казалось бы, реклама стоит дороже, чем результат.

— У меня тоже так было, средний человек по промоутеру в среднем тратил 150 рублей, а привлечение его было 170.

— 150 рублей тратил, да?

— Да, но пришли они по флаеру, у меня там флаеры допустим чайник чая в подарок.

— Ну как у нас сейчас.

— При заказе чего-нибудь из меню, но они вдвоём зашли, новое для них место, они взяли десерт — ты им чайника чая подарил. Десерт стоит 240. Вот по 120 руб. они потратили. А привлечение каждого с учётом печати… Это… Кстати, если тоже самое делать через Game, то у тебя нет этих расходов. Я тебе потом, если тебе интересно, всё что ты говоришь, есть в Game, все вообще эти моменты

— Какие?

— Печать листовок, только тебе их не надо печатать, потому что там есть возможность купоны выкладывать, новости… Плюс твои клиенты могут быть твоими промоутерами через Game. Только ты им за это не платишь деньги. Там очень много всего есть того что ты уже делаешь.

— какая есть аудитория у этого приложения?

— Ты не так мыслишь. Game это не рубрикатор, в которой ты встанешь, и к тебе придут клиенты. Этот инструмент работает с твоими клиентами. То есть если бы ты сам себе написал серое мобильное приложение, да? Ты же не думал бы , что ты создашь приложение, и к тебе придут поток клиентов. Ну, если бы ты сам себе написал серое мобильное приложение, чем занимается гиганты рынка, типа Сбербанка или Starbucks, это бы тебе обошлось примерно в 1000000 рублей. А Game тоже самое тебе дает за 900 долларов или за 100 долларов в месяц, то есть они сделали так, чтобы любой маленький бизнес мог выйти на уровень Starbucks, не делать свое приложение, а туда встать. И весь эффект этого, того, что ты… Если у меня на море был Game, мне бы было в тысячу раз проще, но его тогда не было, потому что, вот, я рассказал Маше, Маша привела Пашу в ресторан, но я не знаю, Паша от Маши, или нет, и возможно какая-то Маша привлекала по 100 тысяч в месяц в мой ресторан. Через Game я бы знал, что это конкретная Маша делает. Я бы мог к ней подойти и сказать: «Слушай Маша, на тебе, вот, десятку, сделай, чтобы в следующем месяце было 200». Через Game это ты можешь видеть.

— Не факт, что это бы сработало. Она это сделала тебе бесплатно…

— Или я мог бы выйти и сказать: «А вы Маша? Вы такой классный у нас гость, мы вам решили торт подарить!!!»

— Ну да, и карту резидента.

— И там это тоже есть. Там есть VIP скидка. Её можно делать отдельно, на каждого человека свой процент, и Маша такая: «О, ничего себе!» Она еще больше тебе будет тащить людей. А вот Пете, который там никого не привел, я торт не дарю. Но мы не договорили, смотри, по поводу кальянных , смотри, Россия скопировала Азию, причём скопировала то, что делают люди в странах Третьего Мира, по сути. Турция, Египет, то есть люди живут бедно, но они курят кальян. Что для них кальян составляет? Для них это как бы … То есть… Он когда курит кальян, он как бы уходит от проблем…

— Возможность подумать…

— И создает для себя иллюзию значимости, того, что он как бы имеет право на такое времяпрепровождение. То есть человек ничего значительного не сделал, ну, живет на 5 долларов в день. Какой-нибудь египтянин, или в Турции. Но при этом он берёт кальян и растягивает его на три часа. Время свое проводит по сути бесполезно. Но у него такая иллюзия, что он как бы классный. То что он может себе позволить такой отдых.

— Спорный момент…

— Ты можешь не соглашаться.

— Потому что, если ты возьмешь реально успешных людей, которые что-то делают в жизни, и иллюзорно успешных, которые живут на деньги родителей или которые состояния свалились, то их отдых, как правило — это не кальян. Ну, потому что их мироощущения и миропроживание требует что-то интересное, поехать спортом заниматься, поехать на яхте, поехать, не знаю, то есть что-то такое. Потому что они создали сами свои деньги и сами себе создали.

— Не соглашусь, потому что есть мои знакомые, есть успешные предприниматели, которые там тоже в ресторанный теме поднялись. Хорошие рестораны, дорого их продали, занимаются производством. Жду (непонятное имя) — очень успешный состоятельный человек. И он любит кальяны, любит отдыхать с кальянами.

— Это понятно, да, просто это с этого началось. А потом пошло как мода. То есть, по сути, что такое кальян? Возможность расслабиться после того, как ты поработал. Правильно?

— Да, для кого-то подумать. Урмат, он обслуживал много людей разных, и, бывает, приходили состоятельные люд. Они курят кальян, они думают, они отдыхают, они отвлекаются, да…

— Как пример возьми виски. То есть сели мужики сорокалетние, да? Подписали классный контракт, договорились о каких-то делах и налили себе по 50 грамм виски. То есть они сделали что-то клёвое с их точки зрения, а может быть они бандиты, но они какое-то дело сделали, то есть там, так, ты убиваешь этого, ты этого. Они сделали дела…

— А потом расслабились…

— А потом расслабились, и то же самое кальян. То есть я сделал что-то, и я беру кальян, как бы это моё расслабление полное, потому что когда я курю кальян, я…

— Вознаграждаю себя…

— Вознаграждаю за хорошую работу. Только большинство людей, которые курят кальян в Москве, они подменяют одно другим, они думают: «Раз я курю кальян, значит я такой значительный и классный». То есть какой-то мальчик Московский…

— Я это вырежу!…

— Смотри, московский мальчик учится в МГИМО, живет на деньги родителей, и он с друзьями едет в клуб отдыхать. Он как бы внутренне право на кальян и виски ещё не заработал, то есть в жизни ничего не создал, всё создали его родители. Но он берёт из этого образа успешного человека выдирает кальян, и курит его. Он не соображает, что он делает. То есть он таким образом повышает свою значимость для самого себя. И это его мотивация. Почему он поедет, скорее всего в чайхану? Где дорого, где там всё красиво, не поест полезных для себя салатов или стейк, возьмет себе алкоголь и кальян, что для здоровья вреднее, чем стейк есть, потому что стейк в его понимании не соотносится с успешной историей, а кальян соотносится. Только он, этот парень, в корне не прав, потому что это реально не так, это просто в России как мода зародилось. Просто ты когда к этому относишься как к бизнесу, если ты это понимаешь, у тебя будет больше потоков. Потому что ты тогда поймешь, что реально движет аудиторией.

— Кстати, о моде. Здесь недалеко будет Star Burger, слышал, да, об этом проекте? Ты в курсе в цифрах сколько у них выходит? Они продают больше 1000 бургеров в день. Вложили они 20 миллионов, планировали они отбиться по оптимистичному сценарию за полгода, по пессимистичному — за 2 года. В итоге они отбились за 2 месяца. Они за 2 месяца подняли 2000000 прибыли,
и у них, охренеть, вот это вот они в моду попали. Ну там понятно Локомотив есть — Тимати. То есть они…Как магнит притягивает всю творческую, модную аудиторию, и херачит.Вот это прямо реально круто.

— Смотри. Тоже самое, что я тебе говорю. Кто такой Тимати? Тимати — классный парень, с точки зрения моральных принципов это можно поспорить, с точки зрения бизнеса, он взял низкие потребности: секс, деньги. Сделал себе на этом бренд. То есть у него в жизни наверняка может быть любимый человек, может и ребенок есть.

— Да у него есть ребёнок. Недавно опубликовал в Инстаграмме снимок.

— Ну, то что он не дурак, то есть сам Тимати живет нормальной жизнью со своей женщиной с ребенком, а в клипах он транслирует полное блядство и супер успех — это его бренд, и люди, нормальные люди, успешные классные, которые чего-то сами добились, они как бы на Тимати поглядывают, Тимати, приди на тусовку миллионеров долларовых, которая занимается недвижимостью, ну, у кого там крупные бизнес и производство, и туда придёт Тимати, с ним даже разговаривать никто не будет. Потому что он там никто.

— Не согласен.

— Ну ты проверь.

— Но он, понимаешь, он-то продукт, он тоже, понимаешь? Это его бизнес. То, что он транслирует – это его продукт. Вот у него есть потребители.

— Ну теперь смотри.

— И то есть он лицо этого продукта, он тоже, я не сомневаюсь, что очень умный человек, у него умная команда, которая фигачит. Они, я уверен, что они не разделяют все то, о чем ты говорил, расслабон и так далее.

— Вот тебе более жесткий пример: если человек занимается порнобизнесом и снимает порнофильмы. Он ведь сам в них не участвует?

— Ну конечно нет.

— У него может быть жена и ребенок.

— Может быть. Не знаю. Может и участвует.

— Но он берет эту, как бы, низкую потребность для людей, и на ней делает бабло. Он с порно, с моей точки зрения он полный мудак. Там, с точки зрения кого-то он молодец, потому что деньги зарабатывает.

— Ну слушай, это в рамках правового поля он создает продукт и есть потребитель.

— Да, Тимати делает то же самое…

— Не то же самое…

— Но он не порно снимает, он как бы близко к этим потребностям идет, и он туда бьет, и получает оттуда деньги.

-Все продукты шоу-бизнеса, они все про это абсолютно.

— Все про это, да, абсолютно.

— Только люди в шоу-бизнесе делятся на тех, кто понимает это, и тех, кто не понимает. И, как правило, те, кто не понимают – это те как раз, кто на сцене. Тимати – исключение. То есть, ну, он тоже не идеальный парень, и как бы наверняка и на наркотиках сидит и все такое…

— Не знаю. Я и не сильно с творчеством знаком, честно, то есть вот ты мне говоришь там про это, про это, я там с трудом вспоминаю.

— Какая разница, какое у него творчество? Он сделал деньги на маркетинге. Любое дело. Петь много кто поет. Он взял американский стиль, притащил его в Россию, и сделал здесь на этом деньги. Он не притащил в Россию там оперных певцов, не стал поднимать людям культурный уровень, потому что это сложнее намного. Он взял то, что как бы «пипл хавает», что называется, и на этом сделал деньги.

— Молодцы, что тут сказать.

— Можно сказать, что он молодец, можно сказать, что он для себя молодец, потому что он для себя сделал деньги. С точки зрения культурного наследия страны он не молодец, потому что он людей опустил. Вот представь, у тебя есть дочь, ей 20 лет. Она может либо ходить на какие-то интересные концерты, на джаз, или она может полюбить Тимати…

— Неминуемо в 10-20 лет они до той же оперы, до чего-то, до джаза они не придут в 20 лет. Мне кажется, Тимати тоже период. Если посмотреть в Инстаграмме снимки? Кто в этих Бургерах у него? Там молодеешь, школьницы и первокурсники.

— До 20-ти.

— Это его аудитория. Потом они отходят, период Тимати заканчивается.

— Что он транслирует в эту аудиторию? Беспорядочный секс, что деньги можно не зарабатывать ,можно быть крутым, и они у тебя будут и т.д.

— А как? Как транслирует?

— Через клипы, через себя, он же типа крутой. То есть его же аудитория не знает, что он пахал, чтобы все это получить. То есть, смотри, парень сидит смотрит на Тимати, и пытается скопировать его, только он не понимает, что Тимати, он как бы херачил, он работал.

— Ну кто-то не понимает, кто-то понимает, то есть ты понимаешь, блин, я хочу быть таким как Тимати, и естественно он понимает, что не все так просто на него свалилось.

— Но если бы он транслировал, что ребята, не все так просто, я много работал, никто бы его не слушал. Никому не интересно.

— Никому не интересно, да.

— А люди в массе своей хотят все и сразу, причем, не затрачивая усилий, сидя на попе ровно. И Тимати им это дает. И кальян не очень далеко оттуда. Если ты поймешь ту психологию, если тебе хватит смелости на нее давить, это уже твой моральный выбор – делать это и не делать.

— Не говори со мной, не развращай.

— Я не развращаю. Я тебе просто, вот, смотри. Если человек захочет заработать на сьемках в порно, но при этом будет высоких моральных принципов, то он в этом бизнесе денег не сделает.

— Да даже если будет и низких, мне кажется, заработать на порно не так просто сейчас.

— Да уберем это, что непросто, смотри, есть там высоких моральных принципов, он заработать там не сможет, потому что реально порно – это для режиссера, который это снимает, актеры как мясо, как расходный материал. Люди, которые делают ночные клубы, для них которые создатели владельцы ночных клубов, они, как правило, не пьют алкоголь, и вообще живут здоровой жизнью, и для них аудитория, которая приходит в ночной клуб – это расходник.

Я не знаю может быть в каких-то порно индустрия

— Ну ты можешь со мной не соглашаться.

— …есть профсоюз санаторий…

— …Проходят лечение…

— Ты в иллюзиях живёшь, 7% актёров порноиндустрии болеют ВИЧ. 50% болеют венерическими заболеваниями. Больше половины по окончанию своей карьеры лечится или самоубийством заканчивают жизнь.

— Не знаю, не владею информацией, ничего не могу тебе сказать по этому поводу.

— Но я знаю, просто изучал, соответственно если человек там зарабатывает деньги, он всё это знает, и он там продолжает зарабатывать. Если он это знает, и продолжай там зарабатывать, то знает что у него моральный принципы отсутствуют. Вот. Другой человек там не сможет зарабатывать деньги. Ну, грубо говоря, если ты продаешь героин, если ты нормальный человек, ты не можешь его продавать, потому что тебе жалко людей которые покупают. Правильно? Это очень грубое сравнение. Человек который продает алкоголь, он делает тоже самое. Да, только в более легкой степени. Вот. Нет, не согласен со мной?

— Ну, тут, понимаешь, тут тонкая грань, то есть, не знаю, половина — не половина, но если бы все делали только те товары и услуги, которые приносят людям пользу, да, то есть я не знаю, что это был бы за мир.

— Но он был бы другим, Но люди так не делают. Ну то есть не знаю там, вот тот же Тимати, то есть Явной пользы от его творчества человеку нет.

— В том-то всё и дело, что нет пользы, а Для Тимати польза есть.

— Это выбор потребителя… выбор потребителя.

— Да, это выбор потребителя. Он это берёт. Я вот всё-таки мыслю категориями «законно-незаконно», то есть у нас общество веками вырабатывало юридическую культуру, и сейчас это законно То есть то, что люди сами хотят для себя сделать, они хотят курить, они хотят расслабиться то есть, приняли закон о запрете курения общественных местах. То есть люди понимают, давайте ограничим. Давайте делать специальные заведения, например, как наши. Где можно прийти покурить, потому что часто ты курить не будешь

— Вот, я тебе, смотрю, просто кальян… Если человеку… Клуб — ему надо сделать максимальную выручку на алкоголе. Ночной клуб. Если у него задача, чтобы человек который пришел в клуб, выпил ни одну текилу, а желательно 15

— Бутылку.

— Поэтому у него на фоне девочка красивая в коротких шортиках.

— Ну да.

— Которая бьет на сексуальную потребность, мужик на неё смотрит, и выпивает больше.

— То, что она продает.

— Да, она ему продает себя, как будто бы для мужика…

— Ну для мужика себя она ему не дает, происходит как бы подмена ценностей.

— Ну для мужика, который пошел в клуб, он себя убивает алкоголем. То есть для него 15 текил — это явно вредно, да, потому что это вредно для организма. С этим невозможно спорить. А для человека, который владелец клуба, это полезно, потому что 15 — это больше выручка, чем 1 текила, поэтому для него люди это расходный материал. Потому что ему пофиг на здоровье. Понимает он этого или не понимает — это не имеет значения. Это процесс такой. Если он это понимает, он бьет в эту точку, и делает так, чтобы они пили больше и меньше думали о своем здоровье, тогда он больше зарабатывает

— ну… ну… да это так.

— Не пытайся спорить с тем, что есть. Если я тебе скажу что война в Ираке это плохо, ты же не будешь со мной спорить, с тем, что это плохо.

— По поводу войны в Ираке такая… у нас беседа отошла.

— Да, война — это плохо.

— Я не знаю, плохо ли война, то есть я бы не стал говорить что это плохо. И я тоже могу обосновать свою точку зрения. Потому что война она это неизбежна. То есть война в моём понимании неизбежна

— Не суть, смотри.

— Вот, сколько люди живут мире, столько война и происходит. Нет такого, что на планете нет войны, такого не бывает, и затягивание есть. Ситуации в Алеппо, Пальмира, там переговорщики, там ещё какая-то позиция, там ООН, какие-то вот эти вот, не знаю, резолюции о том, что Россия агрессор, Асад тиран. Эта война длится сейчас годами. А если бы этого не было, да, то есть просто бы Асад и Путин просто ёбнули по этому за два месяца, жертв было бы меньше, чем их было бы в течение 5 лет. Однозначно. И эта война, она и сжигает себя. И чем быстрее этого пламени вспышка, тем меньше жертв, то же самое, на Донбассе, Луганск, остановили сейчас давление, да, а если бы мне не было бы давления с этой стороны

— Чтобы русские себя убивали друг с другом.

— Война выгодна, но кому-то выгодно.

— Война — это неплохо, война это явление. Это социальное явление.

— Это результат деятельности людей.

— Это тоже психология, потому что есть разные кланы, кланы всегда есть, они всегда распадаются, это борьба за ресурсы. То есть война на Донбассе, это война США и России. Да.

— Ну, смотри, я же с тобой не спорю, ты всё правильно говоришь.

— То есть, вот эта война, она за наши ресурсы, то есть они там воюют просто информационно, и им денег подкидывает Киев, а мы губим своих людей по обе стороны там и там.

— Ты все правильно говоришь, если я производитель оружия, вот у меня завод по производству оружия, танков, самолетов, мне же надо чтобы война в мире происходила. У меня больше купят оружия. Или мне надо что?

— Война это неизбежность, у меня есть такой тезис, война всегда будет, она есть, и это истина, это неизбежно.

— Она неизбежно, хорошо, мир уже так устроен.

— Всегда был, так всегда было.

— Ну если я выбрал для себя путь, что я занимаюсь производством оружия, мне выгодно этот мировой порядок поддерживать. Правильно? Ничего особенного делать не надо, просто производить, у меня купят.

— Тебе, как производителю, ничего не надо делать, просто руку на пульсе держать.

— И кто-то из оружия будет убивать, то есть я произведу то, из чего убьют.

— То есть, смотри, вот Калашников великий изобретатель, то есть он изобрел автомат Калашникова. Думал ли он о том, что последующие 50 лет с помощью его изобретения тысячи людей погибнут. Не думал. Изобрел ли это он, мне кажется, изобрел всё равно.

— Просто пытаюсь до тебя донести мысль, я тебя не пытаюсь очернить, что-вот ты занимаешься кальянной. Это плохо.

— Я понимаю, что я выхожу с позиции защиты.

— Пытаешься себя защитить. Это странно. Если я выпил алкоголь, то я говорю себе: я выпил алкоголь и я нанес вред здоровью. Но я его выпил, я же могу его выпить. Поэтому я не плохой, нехороший.

— Слушай, спорная вещь. Ты выпил алкоголь, если это в пределах допустимой нормы. Да, может быть от алкоголя польза, то есть пользу организму принёс.

— Нет, он пользу не принес. Он может там меня психологически расслабить, хотя это иллюзия всё равно, проблему мне всё равно придётся решать.

— Врачи же там своим пациентам рекомендуют выпивать бокал вина. Я ролик видел недавно, по поводу легализации марихуаны в США, то есть я не никогда не употреблял, не пробовал, и на меня очень сильное впечатление произвел человек с болезнью Альцгеймера.

— Это сейчас частный случай.

— Это сейчас часто случается, это кому-то помогло ты сейчас рассказываешь.

— Но, слушай, вот ему дали марихуану, это есть там какие у него симптомы с телом, он трясется весь, она его расслабила. Это же какие муки для человека. То есть в медицинских лечебных целях, я думаю, это вполне оправдано.

— Слушай, ну так можно всё перевернуть с ног на голову. Я хотел прыгнуть с крыши, мне дали героин, я не прыгнул. Меня типа спасли. Но я потом всё равно скончаюсь, потому что после первой дозы я стану наркоманом. Просто мне отложили мою смерть. Я тебе не это хочу донести.

— Мы рождаемся, мы умрем…

— Ты меня не слышишь, ты просто… Я же тебе говорю, я тебе донесу какие-то мысли, которые тебе, возможно, не понравится. Ты можешь их не принимать.

— Секундочку, что там с карточкой? Что с карточкой?

— Они уехали и сказали, что завтра здесь открывается…

— Что за карточки?

— Скидочные.

— А Вы давно знакомы с Мишей?

— Да.

— То есть вы не просто сотрудники, давно знакомы?

— да…

— Сами откуда?

— Сам с Бишкека

— У вас кальян популярная Тема?

— Да не особо…

— Я тебе что хочу донести? яЯ для чего тебе хочу всё это сказать? Человек, который ходит в клуб и каждую пятницу набирается алкоголем, он уже это делает.. И если ты приходишь в этот бизнес и тебе нужен этот , и тебе для того, чтобы зарабатывать в этом бизнесе денег, ты должен ему его иллюзию того, что он делает что-то классное, поддерживать.

— Весь маркетинг на это настроен. Все кто продают, они это делают.

— Правильно, если он придёт к тебе в ночной клуб, у тебя там проститутки, девчонки на баре, которые продаются, алкоголь. И ты ему скажешь: «Чувак это всё плохо, женись лучше, алкоголь — это плохо», ты же не заработаешь на этом денег. Он уйдет, подумает, что нужно жениться, зачем мне эти клубы, зачем мне это надо?

— Но может быть он посмотрит, что это действительно хорошее место. При чём тут проститутки? Ты тоже всё категорично воспринимаешь. Хороший клуб, туда семьями ходят, то есть молодые семьи тоже туда зачем-то ходят.

— Я тебе специально контрастный пример даю, чтобы донести мысль до тебя.

— То есть ты хочешь сказать, что игроки бизнесом занимается маркетингом играют, на низшие потребности человека, и это поддерживаешь?

— Да, если это парень, который учится, живет на деньги родителей, он кальяном подменяет себе успех, то есть он считает, что он курит кальян, он крутой.

— Ну и сигареты люди тоже курят зачем-то.

— Н сигареты тут тоже очень много кто курит.

— Ну да, и кальяна сейчас очень много курят.

— Ну, кальяны такой процесс…

— Церемония…

— Если ты этот образ ему будешь подкреплять, что «Чувак, ты когда куришь кальян, ты реально крут, и вообще мы тут расслабляемся, у нас всё тут так классно, у нас всё так замечательно, вообще кальян — это классно! Все крутые люди курят кальян! Ты молодец, парень. Ты зарабатываешь деньги.» Это просто такой здоровый бизнес — цинизм.

— Ну да, да…

— Но тебе самому в этой идее жить вредно, внутри. Потому что ты же должен как стратег быть наверху.

— Я тебя понимаю, то есть это идея, то есть она вообще сидит в голове каждого рекламщика, каждого маркетолога. Они все это понимают, все продают эти образы, поддерживают эти образы, все продают что-то, крутость.

— С моралью у тебя нет проблем, тебя это не беспокоит, насколько я понимаю по разговору. Поэтому, ну раз не беспокоит, я тебя не призываю — не занимайся кальяном, это плохо.

— Как к этому относиться? Я не считаю, что это черезвычайно плохо.

— Это я понял уже. Что ты к этому относишься на «так», что это ненормально.

— Это нормально в рамках того, что не запрещено законом. Что разрешено да, то есть у меня там простой принцип. У меня всё по закону. Я стараюсь жить, не нарушая Уголовный кодекс. Иногда административные, к сожалению, нарушаю. Вот, штрафы, по ДТП, ой ДТП, конечно, не дай Бог.

— Я владелец клуба, у меня жена, я алкоголь не пью. Жена и ребёнок. Я вышел в зал, и там пришел чувак бухать, и я начну с ним бухать, ну может я буду воду пить, а может я буду откладывать куда-то, то что я не пью, естественно, когда я буду с ним бухать, я буду поддерживать эту идею о том, что это классно выпить там. Расслабься, и так далее.

— Ну, может быть будешь, может быть не будешь. Я не знаю. Хороший пример есть по этому поводу. Макдональдс. Вредное питание. И, например, во Франции глава Макдональдса, там же вообще культура еды, кухня там просто… И глава Макдональдс во Франции сделал следующее заявление: для всех французов он не рекомендуют ходить в Макдональдс чаще, чем один раз в неделю. То есть он говорит о том, что, ребята, блин…

— Но он уже заработал все свои деньги.

— McDonald’s… Это классный ход. Это просто бомбовый ход. Потому что там, вот они прямо зациклены питании, на всём. И он привлёк таким образом к себе внимание, и если бы его целевая аудитория хотела бы хотя бы один раз в неделю, было бы круто. И мы тоже говорим о том что люди, не курите часто кальяны. То есть часто кальяны курить не надо 5 раз в день. Но иногда кальянной можно посидеть хорошо, действительно расслабиться. Пообщаться, побеседовать, например, мы с тобой что так сильно курились здесь сейчас? Нет, мы курим легкий кальян, общаемся. Интересная беседа.

— Ну, почему-то тебе кажется, что я с тобой спорю. Я с тобой не спорю.

— Да нет, я твою мысль понял.

— Тебе нужно этим людям подкреплять их вот это ощущение. Если ты его не подкрепляешь, то им не понравится.

— Говоря о целевой аудитории здесь, у нас здесь нет мальчиков из МГИМО. У нас нет здесь Мажоров. У нас такие простые ребята, которые ищут место, где можно посидеть, пообщаться.

— Да я просто специально тебе такой пример привел, можно так сказать гротескный. Но суть от этого не меняется. То есть я считаю, что я имею право на кальян. Я иду в кальянную, осознаю я это или нет. И я когда в кальянной, вот мы с тобой сидим, и мы имеем право расслабиться. Посидеть пару часов. По какой-то причине мы себе сказали, что я не имею право это сделать. И нам сама атмосфера кальянной, всё что там происходит, она должна подкреплять то, что мы все правильно делаем. Нам кальянная не может говорить, ребят, вы дураки, что вы свое здоровье портите?

— Ну да, плакаты о вреде курения не должны здесь быть.

— Не должны здесь быть. И если бы ты больше всего вот в этих спорных бизнесах: продажа сигарет, продажа алкоголя, порноиндустрия — спорные бизнесы для здоровья, потому что, если человек выращивает капусту, ничего спорного нет. Он выращивает капусту, капуста полезна, невозможно спорить.

— Ну как он её выращивает, тоже, ГМО — не ГМО. Какие удобрения он использует? В погоне за урожаем ее пичкает чем угодно. Конечно. … Я как бы не его фанат, но он как продукт, он успешен.

— Но вот и возьми тогда его модель, что он делает? Его частная жизнь, которой он живет так, как он считает нужным. И есть история для бизнеса, которую он делает. Он знает, что в клипе девчонки должны быть полуголые. Он знает, если он бьет в эту потребность, в его песне должно быть вот это. Скорее всего текст он редактирует, думая головой. Что туда включить, чтобы аудитория это съедала дальше. И как бы он это разделяет, я больше чем уверен, ну если он не дурак.

— Ну не знаю, не суть.

— Иначе бы он не сделал то, что он сделал.

— Тем не менее, человек на волне, он успешен. Мы не знаем, что он порешал, что он там сделает.

— Я смотрел его интервью, он в интервью не производит впечатление идиота, он производит впечатление человека, который знает, что он сделал. Он понял эту потребность, нагло в нее ударил, и его не заботит, что люди после его клипов полюбят тусовки, алкоголь, что они залезут в разврат, клубную жизнь, я в этом моральная сторона не беспокоит. И поэтому он сделал там деньги. Если бы его там моральная сторона беспокоила, он бы денег не заработал.

— Слушай, если бы, например, Тимати не было…

— Был бы кто-нибудь другой…

— Да люди все равно и пили, и были бы эти тусовки, и ничего там в истории копнуть, то есть сколько… Да даже Геродота почитать, да. Е-мое, казалось бы, дн оаншей эры такой разврат творился, о-го-го.

— Ты если погрузишься, ты посмотри на клипы Тимати, с точки зрения того не как классно на них смотреть, а сточки зрения маркетинга.

— А какие клипы у Тимати есть?

— Да я даже не знаю, я не смотрю его клипы.

— Я тоже.

— Это два, один можешь взять, любой, везде будет одно и то же.

— Просто говорим об одном и том же уже 20 минут. Я понимаю, о чем ты говоришь, я понимаю, о том, что может быть там что-то на грани морали, и я тебе в ответ еще раз резюмирую: так работают все маркетологи. Все маркетологи бьют на подсознание.

— Когда у тебя это в голове, ты понимаешь это, что есть ты, есть ребята, которые приходят курить кальян, есть у них в голове их представление о том, почему они это делают, почему это классно. Если ты договариваешься с человеком здесь, в концерте, да, ты ему это тоже даешь внутри, и у тебя тогда растут продажи, потому что они… Ты подкрепляешь их поведение, что они правы своим поведением. Тогда это работает.

— Я пока сам не знаю. Не до конца понимаю нашу целевую аудиторию: кто? Почему? Есть просто люди, которые любят курить. Мужики солидные. Они любят курить, им интересно покурить разные табаки, им интересно попробовать разные вкусы. Есть люди, которые любят работать за курением. Вспомним, как бы там ни было вредно курение, 90% врачей курят. Пьют, курят…

— Да все ты правильно говоришь.

— Ученые, не смотря на то, что они себя убивают, они прямо курят сигарету за сигаретой. Блин, они курят. То есть… почему то..

— Короче сейчас этого достаточно того, что мы проговорили, Ты просто посмотри, может и ни к чему не приведет этот диалог.

— Из нашего диалога я какие-то полезные вещи выцепил.

— Вот смотри, у меня был ресторан, да? Где не было мяса и была как бы вегетарианская тема. Туда приходили вот эти ребята, хипстеры, которые в этом находятся, то есть они живут в парадигме того, что там вот мясоеды, они плохие, убивают животных, а вот вегетарианцы — это классно, потому что мы такие все хорошие, поэтому им нравится эзотерика, поэтому там люди, которые преподают йогу, всякие учителя Ци, всякие люди странного поведения, они для них являются некими «гуру», они на них ориентируются. Представь такого хипстера, такой хипстер околоэзотерик. Он скорее там будет ориентироваться на какого-нибудь индуса, который из Индии приехал и читает здесь какие-то лекции, и то, что этот индус скажет, он принимает на веру. Он в этом живет. Если я ему дам…

— Субкультура какая-то.

— Если я в моем ресторане буду давать что-то, что в разрез с этой субкультурой его идет…

— То это конечно целевая аудитория, но может быть другую привлечешь…

— А что идет в разрез с этой субкультурой. В разрез идет то, что есть человек такой хипстер, и он нацелен на то, чтобы жить легко и классно. Он пока не нацелен на создание семьи, потому что он такой «перекати-поле», сегодня здесь — завтра там, он такой миллениал, он живет в разных городах, странах. Он эгоист, потому что все делает для себя. Ну он реально эгоист. Он как бы в целом, конечно, там, мы берем очень в целом такой образ статистический, да. И он как бы не настроен идти в глубину, он часто все воспринимает поверхностно, ну сходил на этот семинар, там, на одну йогу, там на другую, но при этом для себя он при этом уверен, что он такой духовный, развивается, ну я см такой был. Простоя я из этого вырос, понял это со стороны. Когда я понял это со стороны, мне намного легче стало привлекать эту аудиторию, потому что вот этот человек, который думает, что он духовно развивается и он такой чуть ли не просветленный уже, хотя он может сегодня спит с одной, завтра с другой, но он такой ходит на йогу и такой он весь из себя классный, просветленный. Я этот образ подкрепляю в моем заведении, я ему не говорю: «Слушай, чувак, а что ты как бы на работу не устроишься? Что ты три года хипуешь и живешь на деньги родителей? Ты как бы живи, как нормальные люди, ходи на работу, деньги зарабатывай, делай что-то полезное для мира». Если я ему это скажу, он уйдёт. То есть он…

— Скажет что ты чмо…

— Скажет что я чмо алчное, а он ведь реально мало что полезного для мира делает: он ходит на свои медитации, типа как бы он там просвещается себя разбирает, и я ему это подкрепляю. То есть я это делаю с со здоровым бизнес цинизмом, я не пытаюсь его переделать, при этом я сам немножко вырастают над этим, то есть я уже сам понимаю, что он ошибается в своих действиях, и когда я понимаю, что он немножко неправ, мне легче его привлекать. Потому что я отчётливо вижу, в какую точку бить. То есть, грубо говоря, если перевести, упростить, то он приходит ко мне заведение, я ему говорю: «Чувак, ты такой классный, ты просветляешься, ты такой молодец, ты ходишь на эти медитации, вот все такие другие, которые там, они ходят на работу, с 9:00 до 5:00… Они вообще неправильно живут, они хотят всю жизнь на работу, вся жизнь на работе у них, они вообще не живут. Они вот там работают, зарабатывают 30000 руб., потом их тратят, потом живут только в субботу, воскресенье, жизнь скучная, а у тебя классная, у тебя интересная, потому что у тебя… Ты просветляешься, ты себя узнаешь.

— Поддерживал эту идею, что ты делал.

— Я это держу в голове, вот, и, исходя, то есть, и, понимая вот эти ценности его, я это всё здорово бизнес-цинизмом, я знаком с таким человеком, который там гуру в духовной среде, я понимаю, как человек, что может быть говорит какую-то полную ерунду, с моей точки зрения. Как человек, но как предприниматель я его выставляю со своей ЦА, и его в этом закладываю. С ним когда я разговариваю, с этим, когда я его привлекаю к себе в кафе, этого человека, который там лекцию мне прочитает, или какие-то музыканты, допустим, вот есть…

— Мысль понятна…

— Я им не объясняю, для чего я это делаю, я им не объясняю, я знаю, что мы как бы аудитория, они как бы тупят, но вы как бы нет. Я же тоже с ними, говорю: «Ребят, вы такие классные, вы как бы вот, вы не просто поете, а вы как бы в теме, вы же йогой занимаетесь…» «Да, занимаемся…» «А вот этим, вот этим…» Я с ними немножко поговорю, с музыкантами, и они хотят выступать в «Море», иногда даже бесплатно, почему? Потому что они во мне, владельце ресторана, увидели своего человека. Я же им не сказал: «А что вы как бы на деньги родителей живете, играете, музыку там, и как бы ничем хорошим в жизни не занимаетесь?

-Вот на прошлой неделе сидел там очень был толковый человек, очень как бы талантливый продажник, фамилии Пыхов, кальянная фамилия Пыхов. И он сказал по поводу целевой аудитории следующегоую мысль: владелец мужчина, какой он — такая целевая аудитория. Да. Вот сейчас ты мне говоришь , а ты сформировал аудиторию «Моря» на 3 именно потому, что ты сам такой, ты, отчасти, сам такой.

— Да, я такой.

— Разделяешь это.

— Я разделял это, когда делал.

— Вот сюда сейчас заходят люди, которых мне интересно привлечь – это активная молодежь, люди которые чем-то занимаются, что-то делают, которые в принципе интересные. Вчера был интересный товарищ, который занимается туризмом, он мотокроссы устраивает везде, в Крым, и так далее. С иностранцами работает. Я думаю, что от владельца исходит подсознательно.

— Конечно.

— То есть ты даже ставишь такую задачу, но любом случае аудитория сформируется по запросу.

— То есть у тебя нет задачи, Ты просто меня неправильно понял, у тебя нет задачи перевоспитать людей, что-то с ними сделать, У тебя есть задача с ними поговорить, почувствовать их волну, эту волну усилить. То есть, чтобы они здесь поняли, что их здесь понимают. И тогда они сами сюда начнут переводить еще, и тогда намного легче договариваться, то есть, смотри, вот одно дело я Договариваюсь с музыкантами.

— Лучше позвонить, сходить и посмотреть, что он делает.

— Я с некоторыми музыкантами договаривался, они мне играли бесплатно.

— Ну я услышал, да, хорошая тема.

— Потому что я их не как музыкантов, а как своих, … Ты просто для себя пойми и вот эту свою целевую аудиторию, с которыми ты как со своими да, А дальше ты с ней как бы работаешь в двух историях, То есть может быть сам таким же, как они, это тебе не обязательно играть, но при этом, вместе с тем что ты так как они, Ты ведь еще и Деньги зарабатываешь, ты думаешь немножко ещё с бизнес-цинизмом по поводу того, как, что мне с ними здесь использовать. Просто вот эти примеры с алкоголем, ночным клубом, они очень яркие, поэтому я их тебе передал. И не про то, что там, типа, ты такой мудак, и продаешь всем кальяны портить свое здоровье, Я не про это тебе говорю. Хотя это если у тебя появится там когда-нибудь в жизни позиция например, что я там кальянами занимаюсь, Ты сам к ним придешь, потому что никогда не появится. И мир так устроен, что кальянные всегда будут, не ты так другой кто-нибудь сделает. Просто захотелось. Просто мы встретились на тему продвижения, и у меня … Я не могу тебе написать прямо в несколько листов, список, что работает, поэтому у меня возникла мысль такая как бы, дать тебе… Ну вот то, что я понял прожил. Именно вот в своем бизнесе, когда я его развивал нестандартными маркетинговыми инструментами, а вот таким подходом к людям с сарафанным радио. То есть, сначала я был сам таким хиппарем, и когда я сам был таким, да, да такие люди увлекались.

— Ты из своего круга вытащил их.

— Да, но денег я не зарабатывал, потому что с точки зрения бизнесмена я не думал как бизнесмен, то есть у меня оборотка шла, как бы такое классное место, а я как бы свожу в конце месяца, а там 50000 осталось мне на жизнь, у меня там оборотка 2000000. Потому что я как бы был вместе с ними как ребёнок, как взрослый себя я не вел, а вот когда я стал умнее, но это произошло не благодаря мне, а это какие-то люди мне сказали, более здравые, которые бизнесом занимаются.

— Ну да, опыт пришел.

— Пришли, начали мне говорить какие-то вещи про мою аудиторию, но, по сути, про меня, они мне сидят и говорят про меня какие-то гадости. Мне сначала тяжело вообще это слышать. С некоторыми я там контакты обрубил. А потом до меня дошло, что, пока я сам как моя целевая аудитория внутри этой целевой аудитории, ну, я хорош как бы для Пиара, для коммуникации, для всего, но с точки зрения денег для себя я ничего не делал. Вот когда я понимаю, как она движется, сам как бы выхожу в сторонку, имею в двух ролях работать, то я с ними поддерживаю эту структуру, но свои интересы в голове держу. Это мой опыт, который я за 2 года прожил, который как бы не…

— Не универсальный…

— Не универсальный, очень сложно пощупать, и там в бизнесе по продаже цемента он вообще не нужен, он бесполезен. Он там вообще не нужен.

— Понятно.

— А вот здесь он, допустим, если бы я сейчас сделал кальянную, то я бы вот так же бы сделал, только я бы перестраивал свои мозги не под эзотерическую эту аудиторию, я не понимаю, какая целевая аудитория, потому что я и не занимался никогда. То есть всё это понять надо, и потом как бы туда бить. Вот, то что мне пришло на ум, это я видел классно, которая очень коммуникабельна, и я видел как в антикафе один человек приводит 10 человек. Просто я отслеживал антикафе, я видел, как это происходит. И это очень круто.

— Антикафе как бизнес, насколько это востребовано сейчас?

— Востребовано, просто он низкомаржинальный, он не позволяет много зарабатывать.

— Сколько точка может приносить?

— Антикафе может попросить чисто 200000 в месяц в чистой прибыли, но у неё есть потолок.

— Но ей ещё и заниматься надо.

— А может приносить 50 тысяч.

— А сейчас ты чем занимаешься?

— Сейчас я занимаюсь Геймом и банкротством, что по телефону ты сказал.

— Геймом в основном.

— Но я пытался в эту историю как бы, она у меня съела очень много эмоциональных сил, вот ресторан два года, потому что вот это, то что я тебе сейчас рассказываю , поскольку я не был здоровым циником из бизнеса, я всё это проживал через себя, это очень много у меня забирало.

— Очень много эмоциональных сил.

— Очень много энергии. И сейчас мне как бы не хочется тратить свои силы на зарабатывание денег, поэтому я выбрал те ниши, которые не требуют эмоциональных увлечений, и мы нашли вот по банкротству, какой-нибудь корабль, выкупили его, продали по железу, получили вместо 1000000 и 1400000, поделили, и всё, не нужно эмоционально ничего вкладывать. Ну это моя, просто… эту историю… может быть через 3-4 года мне снова захочется.

— Ну скорее всего.

— Потом отдохну, меня снова потащит концерты делать, ещё что-то.

— Я думаю, что буквально там год-полтора, и потянет.

— Сложно сказать.

— Однозначно у меня цикл, когда всё надоело, длится полгода максимум.

— Ну, за полгода можно много сделать. Если делать. А еще, кстати, если у тебя хостел, ты можешь кросс-продаж делать. Не работать.

— Ну, знаешь, сейчас разместили в одном листовки, пока непонятно. То есть так что-то, есть на Арбате хостелы, у нас отдельно в плане есть, чтобы разместить везде флаера, такое… Партнерский маркетинг сделать.

— С точки зрения атмосферности ещё есть очень хорошая сеть кафе «Циферблат». Ты знаешь про них что-нибудь?

— Это антикафе.

— Да, антикафе. Дело в том, что есть очень много антикафе, их несколько: есть на Маросейке, есть еще где-то. Что такое «Циферблат»? Есть такой человек, Ваня Митин. Создатель «Циферблата». Он не просто создатель «Циферблата», он создатель идеи антикафе в России. Очень мало кто знает. Просто он этот товарный знак не зарегистрирован.

— А антикафе, что, в Европе нет такой темы?

— Нет, это Российская тема. Можешь себе представить? Серьёзно.

— Офигеть.

— Русский парень Ваня Митин когда-то на Покровке снял дом. Примерно там помещение было, ну вот, как почти как зал, там три четверти.

— На Покровке, на Маросейке, да?

— Не антикафе это было, а он снял дом, и ему хотелось тусить с друзьями, но не с десятью, с большим каким-то кругом людей, которых он знает: «Ребята, я снял дом, на Маросейке». Тогда на Покровке, «Дом на дереве» это называлось, можешь погуглить, может быть найдешь, и на выходе поставил шляпу. Купил туда поставил кулер, чай печеньки, и сказал: «Вот, приходите, пишите, общайтесь, а на выходе кидайте денег, чтобы нам хватало на аренду». То есть он сделал это для себя, он не бизнесмен. И он сделал такую штуку — это было прообразом антикафе. И постепенно он, в силу разных обстоятельств: кто-то клал деньги в шляпу, кто-то, наоборот, забирал себе. Они потом сеточку поставили, потому что кто-то на выходе наелся печенья, напился чаю, еще забрал с собой 100 руб. или 500. Кто там до него оставил, и ушел. Как бы он всё эти этапы прошёл, и сделал антикафе. И он был первым человеком в Москве, который сделал антикафе. Но его антикафе, антикафе открываются-закрываются, а Циферблат не закрывается, потому что, помимо идеи платить за время 2 руб. в минуту, у Вани была духовная составляющая: это его как бы сознание. То есть он изначально это делал не как бизнес, он это изначально делал как… Просто он это чувствовал и хотел так сделать, ему не нравилось, что ты приходишь в кафе поговорить с другом, и тебе нужно что-то заказывать обязательно, ему не нравилась сама эта мысль, и он сделал такое, где ты можешь прийти и пообщаться с другом, и не заказывать ничего, и сам решить, сколько оставить. Потом это переросло в то, что люди платили за время, поэтому циферблат — это немножко больше, чем антикафе. Если ты найдешь время, зайдёшь в Циферблат…

— Я был утром…

— Зайди туда сейчас как бы с другими мыслями, посмотри на несколько вещей: во-первых, сотрудники циферблата, которые там работают, очень сильно соотносятся с людьми, которые туда приходят. То есть там сотрудник, иногда непонятно в циферблате, кто сотрудник, а кто пришел в это антикафе, то есть они одна целевая аудитория. Они настолько неделимые, что…

— Это как твоему официанту, да?

— Да, они там неотделимы, и я с Ваней разговаривал, он, например, говорил такую вещь: «Мы в какой-то момент поняли, что мы хотим более интеллигентно аудиторию в «Циферблате», и я думал, думал, и я просто взял и начал брать в администраторы и персонал людей из творческих вузов: из МАРХИ, еще откуда-то, то есть сам персонал начали брать…

Акция по средам!

Акция в кальянной на арбате

Сегодня среда!!! Каждую среду у нас акция📣 — заказываете кальян и получаете 2 банки пива🍻 в подарок 🎁 бронируйте столики по телефону +79998186257

 


 

 

 

Акция — фруктовый вторник, кальян на фрукте по цене обычной чаши

Кальяны на фрукте

Во вторник делаем кальяны на фрукте по цене кальянов на обычной чаше.
Кальян на фрукте всего за 800 рублей!!!

*Акция действует только во вторник. Необходимо сообщить кальянщику кодовое слово — ТарифЦитрус

Кальяны на фрукте
Кальяны на фрукте
Другие акции можно посмотреть здесь